www.78stroy.ru  / "МастерОК" / 2010 / № 5(114) / Война никого не минула lskgranit.ru/ "Ленстройкомплектация" | www.6543210.ru/ "Ленстройтрест"
На главную Поиск по сайту Написать письмо
Новости
О компании
Строительство
Производство
строительных материалов
Пресса
"МастерОК"
Раскрытие информации
Темы дня
2013
 
2012
 
2011
 
2010
 
2009
 
2008
 
2007
 


С какой целью вы зашли на сайт ПО "Ленстройматериалы"?
Вы можете выбрать максимум 4 варианта
1. Получить информацию о руководстве компании
2. Узнать контактную информацию
3. Ознакомиться с продукцией и предоставляемыми услугами
4. Найти вакансию
5. Узнать новости



 


Привлекательный работодатель12312



№ 5(114)

Война никого не минула

65 лет прошло с момента окончания величайшей из войн. Мы привычно называем ее Великой, не задумываясь особо о том, почему она была так названа. А велика она была не только и, пожалуй, даже не столько по количеству участников боевых действий, задействованного оружия и боевой техники, израсходованных боезапасов и материальных средств (хотя и по этим показателям ей нет равных), сколько по масштабу охваченных ею территорий и по числу попавших в ее безжалостные жернова людей. Эта война не была ограничена театром военных действий – она касалась всех и каждого: вне зависимости от места проживания, национальности, мировоззрения и возраста – она поистине была Мировой. И в первую очередь это касается нашей страны, где трудно найти семью, которой война не коснулась бы в той или иной степени.
Потому память о Великой Отечественной – не только в виде документов или кинохроники, учебников или стат.отчетов, но и в виде семейных фотографий, воспоминаний, передаваемых из поколения в поколение – живет в нашем народе и поныне. А в семейных историях военных лет найдется столько поразительных фактов и поворотов судьбы, что можно написать не один роман.
Готовя статью, посвященную 65-летию Великой Победы, я не стал обращаться в архивы, а побеседовал с несколькими сотрудниками Каменногорского комбината нерудных материалов и лишний раз убедился в справедливости слов знаменитой песни – война была народная.

Первый блок
Иной она и не могла быть в захваченной фашистами Белоруссии. Уроженец этой героической республики сотрудник службы безопасности Каменногорского комбината Малец Н.А. рассказывает: «В моей семье воевали все, кому позволял возраст, многие не вернулись с войны. Мой дед Малец Николай Алексеевич, в честь которого меня назвали, служил в войсках НКВД. В марте 1944 г. он пропал без вести – где, при каких обстоятельствах, до сих пор не известно, кроме того, что произошло это, как сказано в справке Мозырского военкомата, «на фронте Великой Отечественной войны». Его брат Сергей воевал в пехоте, погиб и похоронен близ города Белая Церковь на Украине. Было ему всего 19 лет. После освобождения Гомельщины от фашистов добровольно с проходящей воинской частью освободителей ушла воевать моя бабушка Евгения Малец. Ордена и медали свидетельствуют о ее мужестве и героизме. Дед по линии матери Коновальчук Владимир тоже имел множество наград, и было за что – воевал всю войну, служил связистом, прошел, а вернее – прополз с телефонным аппаратом и катушкой провода под огнем большую часть пути, которым шла наша армия. Заканчивал войну стрелком-радистом в самоходной артиллерии в Восточной Пруссии. Немцы там капитулировали только перед самым концом войны, бои были ожесточенными до крайней степени. Полк, в котором воевал Владимир, погиб почти полностью, а он чудом выжил.»

Второй блок
По-иному, но тоже трагично проходила война и по судьбам тех, кто жил в других частях нашей Родины. Например, братья матери главного энергетика ККНМ Семененко Н.М. Петр и Николай Гейко в первый день войны были призваны на фронт из Донбасса. Воевали они вместе, вместе же и попали в окружение, а затем в плен во время отступления наших войск на первом этапе войны – о том рассказал родным выживший в концлагере земляк Петра и Николая, бывший там вначале вместе с ними. Как сложилась их судьба, где они сложили головы, о том ничего их родным не известно – оба числятся пропавшими без вести. Еще один дядя Николая Михайловича – Терентьев Андрей, – прошел всю войну, имел ранения, но всякий раз возвращался в строй. Полученная на фронте закалка в дальнейшем помогла ему преодолеть все послевоенные трудности, получить образование, дорасти до капитана судна, стать одним из опытнейших капитанов Северного морского пути.

Третий блок
Родные начальника отдела вычислительной техники Каменногорского комбината Сосунова И.А. так же испытали все горести и трудности войны. – Дед, Сосунов Иван Васильевич, прошел всю войну, до ее последнего дня, и погиб в буквальном смысле в последние ее мгновения – как сообщалось в пришедшем его жене известии командования, пропал без вести 8 мая 1945 г. под Прагой. Ясно, что боец не просто пропал и не найден до сих пор, а попал под такой огонь в последней, самой жестокой схватке, что и останки его опознать не смогли. Игорь с братом пытались найти, в том числе посредством Интернета, сведения о павшем деде, о захороненных солдатах в братской могиле на месте предполагаемой гибели Ивана Васильевича, но пока безрезультатно. Зато нашли материалы о сотнях погибших за Родину однофамильцах. – И это только одна, далеко не самая распространенная, фамилия... Другой дед Игоря – Зубарев Емельян Иванович, – на войну из-за возраста не призывался, но его судьбу тоже легкой не назовешь – его фронт был трудовым, на лесозаготовке в Башкирии. Лес нужен был и фронту, и на оборонительных работах, и на восстановительных, потому трудились лесозаготовители всю войну, не жалея себя, на скудном пайке, фактически впроголодь, и в зной и в стужу, от рассвета до заката. А вот двоих сыновей Емельяна Васильевича война не помиловала – оба совсем молодых парня сложили голову в боях с фашистами.

Четвертый блок
Не щадила война и детей. Как рассказывает начальник горного цеха Марченко А.С., его дед Владимир Федорович Марченко был арестован во время оккупации южных районов России и заключен в концлагерь. Как выжил подросток в этом аду, как вынес все мучения, в наше время невозможно представить. Но фашистам сполна отомстили за его страдания отец Владимира Тихон Ершов и его 11 (!) братьев, героически воевавших на фронтах Великой Отечественной.

Пятый блок
Помнят о героизме старшего поколения сохраняется не только зрелыми людьми, чьи слова приводились мной выше, но и молодежью, хотя и бытует устойчивое мнение в обывательской среде о том, что нынешние молодые – это сплошь «Иваны, не помнящие родства». Вот и менеджер отдела материально-технического снабжения ККНМ Петров Вадим знает славную историю своих родных, живших в годы войны. – Его дед Петров Михаил Николаевич не воевал, так как был железнодорожником, а их, как известно, запрещалось мобилизовывать в войска; они без того с начала войны находились на своих рабочих местах на военном положении. Но трудовая биография военного времени у Михаила Николаевича сравнима с биографией участника боевых действий: с первого до последнего дня войны он, машинист, водил поезда из тыла на фронт и обратно. Туда он вез снаряды, боевую технику, оружие, назад – эвакуируемое оборудование заводов и фабрик, нуждающиеся в ремонте и подбитые танки, туда – солдат и офицеров, назад – раненных, контуженных, беженцев. И все это в условиях жесточайшего цейтнота, когда за срыв графика движения можно было и под трибунал попасть, а то, что этот график пытались срывать вражеские бомбардировщики, артиллерия или диверсанты, всякого рода «лесные братья» или бандеровцы, в качестве оправдания не принималось. Так он и доехал до самого Берлина, откуда вывозил уже трофейное оборудование и демобилизованных бойцов Красной Армии.
А бабушка Вадима, Эмилия Ивановна, 22 июня 1941 г. была еще совсем юной, когда, собираясь идти на Вуоксу (дело происходило в Каменногорске, который в ту пору еще назывался Антреа), услышала из соседнего дома выступление по радио Молотова В.М. с сообщением о начале войны. Взрослые пошли воевать, а для Эмилии и ее сверстников началась длинная и долгая дорога эвакуации – из города в город, все дальше на Восток, пока немцы не были остановлены. Однажды, во время очередной переброски беженцев подальше от линии фронта, она не сумела после краткого привала влезть в битком набитую людьми и уже отъезжавшую машину. Растерянная, она осталась в одиночестве стоять на дороге, смотря машине вслед. И вдруг страшный взрыв сотряс землю и машина в столбе пламени и дыма взлетела на воздух. Погибли в мгновение все, кто в ней находился. А высоко в небе только мелькнул силуэт самолета – вот так, никакой атаки, захода на цель, а просто «наобум», очевидно, брошенная бомба прервала жизни многих людей. А сколько их было – роковых жутких случайностей, – в годы войны...

Шестой блок
Об одной из таких помнят в семье начальника отдела кадров и трудовых отношений Савельевой А.И. – Вот выдержка из письма, которое бабушка Алесии Ивановны Градинар Нина Харлампиевна писала на фронт своему брату Михаилу: «...Вечером 31 августа 1942 г. разгорелся страшный бой за Новороссийск... Надо было срочно перевезти снаряды. Паровоз отъехал несколько метров, как из-за горы... снаряд попал в паровоз, где находились машинист (Градинар Харлампий Андреевич, отец Нины – прим. автора) и его помощник. Мгновенно он превратился в факел, а позади – вагоны с боеприпасами! Люди бросились отцеплять вагоны – слава Богу, это им удалось. Когда залезли посмотреть в кабину машиниста, увидели, что от помощника остались... подошвы... А нашего папу разорвало на куски... Их собрали в ящик, привязали рельсу и похоронили в море... Папа просился на фронт, но ему выдали бронь. Каждый день, как уходил на работу, он с нами прощался. В порту был второй фронт...»
Но на этом военные мучения Нины, в ту пору 15-летней, не закончились. – Ее с матерью захватившие Новороссийск фашисты вскоре отправили на Запад и в итоге, после скитаний по оккупированной голодной и разрушенной Украине, в августе 1943 г. они попали в лагерь «Генцендорф» неподалеку от Вены. «Переходный период мой из детства в юность стал кошмаром, – вспоминает Нина Харлампиевна. – Память вернулась в момент, когда стали распределять по частным хозяйствам. То есть, просто отдавали в рабство. Так мы с мамой стали работать у землевладелицы... С высоты своих дней скажу, что мы даже по-своему счастливы тогда были. Хотя бы потому, что не сожгли нас в крематории.» В Новороссийск они вернулись летом 45-го, но вместо дома нашли кучу разбросанного взрывами битого кирпича. Вскоре впервые за долгие годы встретились с Михаилом, который даже не знал, что мать и сестра провели большую часть войны на чужбине. А они не знали, жив ли он, хотя, как оказалось, долго воевал поблизости, на Северном Кавказе и в Причерноморье.
К счастью, Михаил, прошедший войну от начала до конца, награжденный многими орденами и медалями, участвовавший во множестве ожесточеннейших схваток с врагом, всего лишь раз сравнительно легко был ранен, сохранил здоровье. А ведь было такое! – 28 июня 1942 г. солдаты, занимавшие оборону на Таманском полуострове, за покрывшим море туманом разглядели фашистские корабли и шедшие с них к берегу шлюпки с десантом. Был открыт обоюдный огонь – настоящая лавина огня! И фашисты не смогли высадиться, не выдержали, начали поворачивать назад, прыгать в воду. Наши бойцы бросились вплавь догонять врага, пустили в ход ножи... Морская вода стала от крови красной, вокруг плавали трупы, захлебывались раненые... Бой был нашими выигран, захвачены шлюпки, пленные. За это весь взвод, в котором служил Михаил Градинар, был отмечен правительственными наградами. После Михаил в районе нынешнего Хадыженска защищал подступы к нефтяным месторождениям. Там немцы сконцентрировали огромное количество оружия и техники, бомбардировщики и штурмовики непрерывно бомбили позиции Красной Армии, орудия и минометы перепахивали многократно снарядами позиции обороняющихся, которые, в свою очередь, проводили одну контратаку за другой и в конце концов выстояли и погнали врага назад. Последующие два года Михаилу чаще приходилось быть в наступлении, но от этого тяжесть боев, потери сослуживцев не сильно уменьшались.
Эти славные и трагические страницы истории семьи, рассказывает Савельева А.И., знают все мои родные, а их только у бабушки – трое детей, пять внуков и двое правнуков. И это объединяет нас в дополнение к родственным узам.

Всего лишь шесть человек Каменногорского комбината нерудных материалов рассказали о некоторых фрагментах из жизни своих родных в годы Великой Отечественной войны, но и из этих кратких историй виден жертвенный подвиг нашего народа, каждого советского человека, каждой семьи нашей Родины.
Спецкор газеты «МастерОК»,
заместитель директора по общим вопросам ЗАО ККНМ
Курин Николай Александрович