www.78stroy.ru  / Пресса / 2008 / Кому в кризисе жить хорошо? lskgranit.ru/ "Ленстройкомплектация" | www.6543210.ru/ "Ленстройтрест"
На главную Поиск по сайту Написать письмо
Новости
О компании
Строительство
Производство
строительных материалов
Пресса
"МастерОК"
Раскрытие информации
Темы дня
2013
 
2012
 
2011
 
2010
 
2009
 
2008
 
2007
 
2006
 
2005
 
2004
 
2003
 
2014
 
2015
 


С какой целью вы зашли на сайт ПО "Ленстройматериалы"?
Вы можете выбрать максимум 4 варианта
1. Получить информацию о руководстве компании
2. Узнать контактную информацию
3. Ознакомиться с продукцией и предоставляемыми услугами
4. Найти вакансию
5. Узнать новости



 


Привлекательный работодатель12312



2008

Кому в кризисе жить хорошо?

22 октября 2008 года в эфире 5-го канала прошла передача "Петербургский час", в которой в качестве эксперта выступил генеральный директор ОАО "ПО "Ленстройматериалы" Дмитрий Иванович Игнатьев. Приводим стенограмму эфира (спасибо нашим коллегам из редакции 5-го канала).

Ведущий: Виталий Лукашов.

Гости передачи: Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений; Олег Ашихмин, президент Нефтяного клуба Санкт-Петербурга; Дмитрий Игнатьев, генеральный директор ОАО "Ленстройматериалы".

В. ЛУКАШОВ: Финансовый кризис вносит коррективы в главный финансовый документ Петербурга. Сегодня официально объявлено, что бюджет города на следующий год сокращают на 10%. Кризис становится ближе, но большая часть населения страны, и Петербург не исключение, до сих пор не понимает, чем грозит финансовый кризис и чего от него ждать. Кто-то массово скупает доллары и евро – в обменниках уже нет наличной валюты, кто-то бытовую технику. Хорошо, хоть соль и спички еще остались. Информации нет, зато есть много вопросов. Вот, скажем, почему, когда мировые цены на нефть упали в два раза, в США бензин подешевел в переводе на наши деньги на 6 рублей за литр, а у нас - на копейки? Да и то после возмущенных заявлений президента и премьера. На эти и многие другие вопросы мы постараемся сегодня ответить. Присоединяйтесь к беседе. Жители Соединенных Штатов Америки уже знают, что потратят на рождественские подарки меньше денег, чем обычно. Печально, конечно, но, в отличие от нас с вами, американцы хотя бы знают, что их ждет. А как на нас отражается кризис, о котором так много слышим, но не видим? И отразится ли вообще? Может, наоборот, станет лучше, как после дефолта 98 года? Впрочем, в результате кризиса бензин в США и Европе подешевел, а у нас нет. Быть может, нас можно обвинить в том, что мы не разбираемся в сложных вопросах экономики, но совсем недавно нам объясняли: цены на бензин диктует мировой рынок, товары дорожают из-за транспортных издержек и так далее и тому подобное. В общем, сегодня будем стараться задавать злободневные вопросы и посмотрим, удастся ли получить ответы у наших экспертов. Ждем ваших звонков, вопросы и мнения принимаем также на нашем сайте.
Я представлю наших гостей. Президент Нефтяного клуба Санкт-Петербурга Олег Ашихмин Добрый вечер, Олег Борисович.

О. АШИХМИН: Добрый вечер.

В. ЛУКАШОВ: Председатель совета директоров строительной компании Дмитрий Игнатьев. Дмитрий Иванович, здравствуйте.

Д. ИГНАТЬЕВ: Добрый вечер.

В. ЛУКАШОВ: Из московской студии 5 канала к нам присоединяется  директор Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий. Борис Юльевич, здравствуйте.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Институт глобализации и социальных движений только он называется.

В. ЛУКАШОВ: Институт глобализации и социальных движений. Но мы привыкли сокращать, чтоб время эфирное экономить. Итак, как я уже говорил, вопросы будут насущные. Олег Борисович, первый насущный вопрос к Вам. Почему во всем мире цены на бензин падают, а у нас в России нет?

О. АШИХМИН: Докладываю. 1 сентября цены в Санкт-Петербурге на 95-й бензин опустились на 40 копеек на автозаправочных станциях, на 92-й бензин на 1 рубль 20. Это по отношению на 1 сентября. На дизельное топливо на 1 рубль 30.

В. ЛУКАШОВ: Я Вам другие цифры тоже докладываю. В Соединенных Штатах Америки галлон бензина подешевел на 1 доллар. Сегодня пересчитали на литр – получилось примерно 6 рублей на литр дешевле. Центр мирового кризиса. Знаете, то немногое, что мы знаем о мировом кризисе, это то, что его центр находится в США. В США бензин и был дешевле, чем у нас, - стал еще дешевле. Не понимаю.

О. АШИХМИН: У нас в ближайшее время понижение цен на автозаправочных станциях будет еще на один рубль. Это уже пошла тенденция, и она сейчас продолжится. Первого числа каждого месяца нефтяные компании выставляют новые цены по опту. И сейчас мы надеемся, что цены будут ниже. Если цены упадут примерно на 2 тысячи за тонну, то мы сможем понизить цены на бензин еще на рубль. Плюс к тому, который я сказал сейчас рубль, и в ноябре рубль. Итого, мы практически на 10% понизим стоимость на бензин и дизельное топливо.

В. ЛУКАШОВ: Насколько я понимаю, на это надеется и президент, и премьер-министр.

О. АШИХМИН: Нет, они не надеются.

В. ЛУКАШОВ: Вот что удивляет, почему все это снижение произошло, понимаете, лишь после того, как были возмущенные заявления глав государства, и после того, как в это все дело вмешалась Федеральная антимонопольная служба.

О. АШИХМИН: Вот сейчас снижение, которое пойдет вот сейчас на рубль, - это благодаря антимонопольной федеральной службе, да. Пошли определенные проверки и результат вот такой.

В. ЛУКАШОВ: Спасибо.

О. АШИХМИН: А вот в ноябре месяце – это уже чистая экономика.

В. ЛУКАШОВ: Ну, чистой экономике нужен был, видимо, толчок в лице Федеральной антимонопольной службы. Уважаемые гости, Вас никого не удивляет вот такая ситуация, которая сложилась?

Д. ИГНАТЬЕВ: Если в Штатах центр кризиса, то, наверно, там и цены должны интенсивнее падать, чем у нас. Вообще, не удивляет. Есть внешние цены и есть внутренние. Есть возможность зарабатывать на внутренних ценах, значит, надо зарабатывать. Поэтому если конъюнктура позволяет торговать дорого, значит, я считаю, что надо торговать дорого. Если нефтяники могут это делать, значит, надо это делать.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич, Ваше мнение?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Нет, с точки зрения продавца, конечно, очень убедительно это звучит. Только с точки зрения покупателя, по-моему, не очень убедительно. Потому что потребитель по-другому рассуждает. А на самом деле, картина очень понятна. Действительно, наши нефтяники, видимо, пытались отыграть на нефтяном внутреннем рынке, соответственно, на бензиновом рынке, часть доходов, которые они недополучили на мировом рынке в этот раз. То есть об убытках пока речь не идет, но вот некоторые недополученные доходы. Ну, так они решили с нас взять. Так и получается.

В. ЛУКАШОВ: Вам не кажется ситуация сама по себе (опять же, я предупреждал, буду обывательские вопросы задавать), сама ситуация не кажется дикой? Когда цены на нефть упали в два раза, а бензин у нас, как доложил Олег Борисович, подешевел на 40 копеек. Борис Юльевич?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Вы знаете, когда только что прозвучали слова о том, что есть внутренние нефтяные цены и есть международные – это правильно. Но только есть одна проблема. А проблема состоит в том, что как правило, в странах-производителях нефти внутренние нефтяные цены как раз субсидируются, то есть они должны быть ниже мировых. А у нас возникает ситуация, когда наоборот мы доплачиваем нашей нефтянке за недополученную выгоду на мировом рынке. Это, конечно, беспрецедентная ситуация.

В. ЛУКАШОВ: Олег Борисович, действительно ли так? То есть, опять же, перевожу на обывательский уровень – мы платим Вам, нефтяникам, за потери на внешнем рынке?

О. АШИХМИН: А мы платим государству в виде экспортных пошлин и в виде налогов. А ситуация, которая сложилась после падения цен на нефть на экспорте, сейчас критическая для нефтяной отрасли. Объясню. На экспорте если нефтяная компания зарабатывала примерно 490 долларов за тонну, то компания платит 372 доллара – это экспортная пошлина, компания платит 65 долларов – это эксплуатационные затраты.

В. ЛУКАШОВ: В общем, совсем ничего не остается.

О. АШИХМИН: Налог на добычу полезных ископаемых – 135 долларов; плюс средние затраты на транспорт 20. Итого компания платит 592 – в минусе сегодня на 102 доллара. То есть торговать на экспорт сегодня компании не выгодно – она работает в убыток. Что делать? Либо сокращать это дело, либо полностью закрывать. Бесплатно работать никто не хочет. Но на фоне даже этого всего мы говорим о том, что экспорт не выгонят. Куда нефтепродукты пойдут – на внутренний рынок, будет переизбыток и будет снижение цен.

В. ЛУКАШОВ: Вы знаете, в чем дело. Когда росли мировые цены, то Вы же нам, в общем-то, и говорили: что же нам делать – мировые цены растут, поэтому и в стране растут. Теперь мировые цены падают, Вы говорите: что же нам делать, мировые цены падают, значит…

О. АШИХМИН: Как только мировые цены росли, пошлина увеличивалась, и в бюджет государства поступало больше денег. А у нефтяников как оставалось, так и остается.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич, Вы согласны? Я видел, что Вы пытались что-то сказать.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Знаете, я не совсем уверен в этих цифрах. То есть, надо еще очень проверять те данные, которые выдает нефтянка относительно своих затрат. Да, понятно, что государство, конечно, старалось получить побольше денег и поднимало экспортные пошлины. Но прежде, чем чего-то требовать от государства, надо посчитать, посмотреть внимательно, это раз. А два – то, что все равно у нефтянки есть резервы. И это тоже надо учитывать. Так или иначе, деньги были заработаны, и куда-то они делись.

В. ЛУКАШОВ: Ну что ж, с бензином, вроде как разобрались. Не совсем понятно. Но, в общем, Вы нам пообещали, что цены будут падать – насколько, пока не совсем понятно.

О. АШИХМИН: Да.

В. ЛУКАШОВ: Дмитрий Иванович, вопрос к Вам. Вы пережили прошлый кризис и, насколько я знаю, очень неплохо пережили, даже разбогатели. В результате событий 10-летней давности. В результате кризиса нынешнего такое возможно?

Д. ИГНАТЬЕВ: Ну, я не думаю, что я разбогател в результате событий 98 года. Но компания устояла тогда и набралась существенного опыта, стала успешной в последующие 10 лет. Но тогда кризис был локальный – этот кризис касался, во-первых, отдельно взятой страны, а во-вторых, отдельно взятых компаний внутри этой страны, которые в первую голову были связаны с валютным регулированием и с валютными поставками. А сейчас кризис системный – он касается не только России, а всех стран, всего мира в целом.

В. ЛУКАШОВ: То есть сейчас хуже, чем в 98-м?

Д. ИГНАТЬЕВ: Сейчас глубже, чем в 98-м, и я не думаю, что кто-то на этом кризисе будет зарабатывать. За исключением тех, кто будет сидеть на распределении, условно говоря, бюджетного ресурса. Вот это единственный источник заработка, который я сейчас вижу. А бизнес зарабатывать на этом кризисе не будет. Источников финансирования, источников заработка я не наблюдаю.

В. ЛУКАШОВ: То есть, повторения 98 года, когда от дефолта выиграли все, кто не зависел от импорта, то есть отечественный производитель, – в этот раз отечественный производитель не выиграет ничего.

Д. ИГНАТЬЕВ: Абсолютно. Нету источников финансирования на текущий момент, к которому можно было бы обратиться. Раньше можно было прибегнуть к западным кредитам, если они были доступны, к западным фондам и так далее. Сейчас нет этой ситуации, ни внутренней, ни внешней. Поэтому сейчас дело рук самих утопающих – спасение во время этого кризиса. И всем нам затягивать пояса потуже.

В. ЛУКАШОВ: Все ли согласны?

О. АШИХМИН: Я бы не совсем согласился с такой позицией, что всем надо затягивать ремни.

В. ЛУКАШОВ: Нефтянки не будут затягивать ремни?

О. АШИХМИН: Те компании, которые работали и продолжают работать на своих оборотных средствах, они так же и работают. Просели те компании, которые работали на заемные средства. Вот кредиты сейчас да – тяжело получить. Сейчас тяжело получить кредит по тем ставкам, которые были. Вот это сказывается.

Д. ИГНАТЬЕВ: Сейчас вообще невозможно получить кредит практически нигде. Возможно, ситуация разошьется. Во-вторых, любой бизнес, который развивается, он работает на заемных деньгах.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич что-то хочет возразить. Борис Юльевич?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Я хочу просто подтвердить, что действительно всем придется затягивать пояса. Кстати, в первую очередь, трудящимся придется затягивать пояса.

В. ЛУКАШОВ: Вот это самое интересное – про трудящихся. У нас на сайте…

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Простите, очень важно. Дело же не только в доступе к кредиту, дело в том, что рынок будет сокращаться. Будет сокращаться рынок – будут сокращаться продажи, будут сокращаться продажи – будут увольнять людей. И вот это уже очень серьезно.

В. ЛУКАШОВ: На сайте нашем Аля пишет: «Правда ли, что во всех магазинах сейчас с дикими скидками распродают товары? Такой кризис мне нравится». Давайте о том, может ли вообще кому-то понравится тот кризис, о котором мы говорим, который сейчас над нами навис.Вот у меня вопрос: что делать-то? Опять же, из того же мультика: как Шарик, лежать на солнышке и загорать, как ненормальные? Борис Юльевич?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Сделать ничего нельзя, это первое. Надо просто понять, что может, кому-то повезет, кто-то, может, и выиграет что-то, но в индивидуальном порядке спасти ничего не удастся. Бизнесмены будут спасать свою фирму – может, кому-то и удастся, я думаю, многим удастся. А многим не удастся, да? Тут еще и везение. Но понимаете, сейчас Вы пока можете стебаться, что пока никого не ударило, там, ничего страшного. Помните, перед дефолтом, в 97 году еще первые пошли звоночки? А потом весной 98 в апреле. И говорили: это ничего страшного, все будет нормально, да? А потом, когда ударило, то очень многие на себе это почувствовали. А сейчас будет гораздо серьезнее. По-настоящему почувствуем к лету, может быть, к весне. Но тогда уже поздно будет.

В. ЛУКАШОВ: Ну, что ж, то, что же почувствуем мы по-настоящему к весне и к лету следующего года, – выясним сразу после рекламы на 5 канале.

В. ЛУКАШОВ: Мы продолжаем обсуждать, чем же нам грозит или уже как это сказалось на нашей жизни, - финансовый кризис. Давайте звонки послушаем. Добрый вечер, это «Петербургский час». Вы в эфире. Ваш вопрос.

ЗВОНОК: Здравствуйте. Меня зовут Светлана, у меня такой вопрос. У нас юридическая фирма, и мы по безналу перечислили деньги. Наши платежи не поступают уже 7-10 дней. Что нам делать?

В. ЛУКАШОВ: Какая причина? Что говорят?

ЗВОНОК: Что надо подождать.

В. ЛУКАШОВ: Кто говорит?

ЗВОНОК: Банк.

В. ЛУКАШОВ: Банк говорит о том, что надо подождать. Что Вам делать?

ЗВОНОК: Да. То есть у нас большие суммы… То есть если нам еще подождать неделю, наша фирма разорится. И у меня таких знакомых большое количество.

В. ЛУКАШОВ: Светлана, спасибо Вам. Пожелаем удачи. Дмитрий Иванович, как Вы думаете, что происходит, что делать людям в таком случае? То есть это уже первые жертвы кризиса?

Д. ИГНАТЬЕВ: Ну, во-первых, не слышал ни одного случая по коммерческим банкам с точки зрения задержки расчетов.

В. ЛУКАШОВ: Вот первый.

Д. ИГНАТЬЕВ: Первый раз, когда я услышал. Я думаю, что в первую очередь, надо обратиться к банку-получателю, куда они направили деньги, для того, чтобы этот банк-получатель истребовал из банка-плательщика средства. Жалко, что не был назван банк в эфире – можно было бы оперативнее, может, на эту ситуацию среагировать. Но для меня это внове – не видел никаких задержек в расчетах по безналичным платежам. Я думаю, что надо с получателя начать, трясти банкира.

В. ЛУКАШОВ: Так или иначе. С получателя начнут. А если выяснится, что все дело к банке? Вы говорите, что не слышали, - вот, пожалуйста, первый случай. Такое может повториться, как Вы думаете, Олег Борисович, дальше, с другими банками, с другими фирмами, которые еще неделя – и разорятся?

О. АШИХМИН: Буквально совсем недавно по Санкт-Петербургу прошла точно такая же информация, что задержки будут 4-5 дней платежей. Но банки заверили в том, что это исключительные случаи и сейчас или в дальнейшем такая ситуация повторяться не будет.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич, что Вы думаете – это первый звоночек или так, временное явление, ошибка банка, не знаю, к получателю обратиться, еще что-то?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Да нет, должен Вас огорчить – будут повторяться эти ситуации. Собственно, и банки будут разоряться, но в данном конкретном случае, может, еще проскочит. Но не последний случай, безусловно.

Д. ИГНАТЬЕВ: Мне кажется, искусственно некая истерика нагнетается. Не вижу сейчас проблем с точки зрения банковских расчетов. Не наблюдаю.

В. ЛУКАШОВ: А Вы знаете, у меня как раз вопрос: сколько процентов добавляет в кризис паника?

Д. ИГНАТЬЕВ: На текущий момент?

В. ЛУКАШОВ: На текущий момент.

Д. ИГНАТЬЕВ: На текущий момент 80% к ситуации. Весь рынок, финансовый в первую голову – это рынок ожиданий и мнений. Банкиры начали бояться друг друга, физические лица не понимают, что происходит, начинают отзывать вклады, что еще больше…

В. ЛУКАШОВ: Которые им уже не очень охотно выдают.

Д. ИГНАТЬЕВ: У нас законодательство устроено таким образом, что физическое лицо может разорвать депозитный договор и истребовать деньги вне зависимости от срочности этого договора. Мы шли очень долго навстречу вкладчикам. Сейчас, нагнетая этот шум, мы вызываем ситуацию, когда 30-40%, 15-20% вкладчиков отдельных банков прибегают одномоментно изымать деньги. Разрывают депозитные договоры, не имея, на самом деле, никаких оснований для этого, – просто потому, что страшновато. Истерия эта, конечно, влияет на ситуацию. И банк начинает шататься.

В. ЛУКАШОВ: Все ли с этим согласны – что люди зря бегут в банки снимать свои деньги?

О. АШИХМИН: Я соглашусь с коллегой. Потому что паника, которая сейчас создается, и высказывания коллеги из Москвы, не делает нормальной ситуацию и не дает возможность людям спокойно реально оценить обстановку и не создавать ажиотажа.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич, сказали, что Вы создаете ажиотаж и нагнетаете панику. В общем, на Вас – 80% кризиса. На таких, как Вы.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Да, ужасно, конечно. Ужасно. Вы знаете, но еще полтора года назад, причем с учетом сроков, предсказывали целый ряд явлений, были релизы нашего института – можете посмотреть на наш сайт, посмотреть на даты, когда мы это публиковали, начиная (еще раз повторяю) с периода где-то порядка 18 месяцев назад. И пока все сбывается, в том числе и по срокам. Понимаете, какая штука? Нам тогда тоже сказали, что все это вообще какая-то паника и чушь собачья, и вообще, не надо об этом писать. А вот девочка сейчас с экономического факультета – ей тоже объяснили: все нормально, все в порядке. Видите ли – это обычная реакция и государства, и крупного бизнеса. «Все хорошо, прекрасная маркиза», - пока дом не сгорит. Лучше говорить честно: что дом, конечно, горит; может быть, не сгорит, - это мы увидим.

В. ЛУКАШОВ: Давайте тушить. Следующий вопрос, опять же насущный. На сайте спрашивает у нас Михаил, коротко и лаконично: «Что будет с долларом?» Меня еще другой вопрос интересует: зачем люди бросились покупать доллары, как Вы думаете, Олег Борисович?

О. АШИХМИН: Я считаю, это абсолютно элемент той же паники. Доллар стоит, стоял и должен стоять.

В. ЛУКАШОВ: Где же он стоит? Он растет. Уже цена по Центробанку как 2 года назад, а в реалии – как 3 года назад.

О. АШИХМИН: Не в таких же прогрессиях, я имею в виду. Не 40 рублей, не 30 рублей.

В. ЛУКАШОВ: Как не 30 – 29 уже.

О. АШИХМИН: 29? Ну, это создано паникой опять же.

В. ЛУКАШОВ: Все согласны. Дмитрий Иванович?

Д. ИГНАТЬЕВ: Вы путаете причину и следствие, на самом деле. Любая ситуация нестабильности в стране приводит к тому, что физические лица начинают изымать вклады и покупать наличную валюту. Это заложено природой, психологией. Никто не понимает, что делать, - значит, на всякий случай, надо деньги превратить в кэш, а кэш, на всякий случай, превратить в валюту. А это спрос рождает рост, в первую голову, на наличный доллар.

В. ЛУКАШОВ: Опять же, переведу на обывательский уровень. Вы понимаете, люди смотрят – ну почему растет валюта той страны, о которой мы знаем, уже выучили, в этой стране самый большой кризис. Борис Юльевич, как объяснить людям-то? Там у них кризис, а валюта растет?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Во-первых, люди не доверяют рублю – это факт, который мы сейчас имеем. Кстати говоря, зря или не зря – это неизвестно. Может быть, зря не доверяют. Но мы имеем факт. И надо понять: паника – это тоже часть рыночной экономики. Вы хотите рыночную экономику иметь? Вот, получите, в том числе и такую ее сторону, как паника.

В. ЛУКАШОВ: То есть, это тоже механизм, так сказать, рыночный?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Да, это часть механизма, что поделаешь?

Д. ИГНАТЬЕВ: Но это не значит, что об этом не надо говорить, ведь правильно?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Нет.

Д. ИГНАТЬЕВ: Никаких оснований для того, чтобы не доверять рублю, на текущий момент нет, во-первых. А во-вторых, вообще вся система валютных спекуляций никакого отношения к реальной экономике не имеет. Надо понимать, что курсы колеблются в результате спекулятивных действий крупных игроков. А также ажиотажа или не ажиотажа на рынке физических лиц.

В. ЛУКАШОВ: То есть, все-таки, Вы предрекаете, что доллар не будет расти дальше?

Д. ИГНАТЬЕВ: Экономических оснований нет. Доллар будет двигаться в зависимости от того, как крупные спекулянты на мировых рынках будут шевелить туда или сюда эту валюту, играя с ней для того, чтобы на этом зарабатывать. Играть на повышение, на понижение. К физическим лицам это не имеет никакого отношения. Угадать эту ситуацию невозможно.

В. ЛУКАШОВ: В ближайшее время, как Вы думаете, уважаемые гости, доллар вырастет? Или подешевеет? Месяц, два, три.

О. АШИХМИН: Подешевеет.

В. ЛУКАШОВ: Борис Юльевич, просто вырастет или подешевеет?

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Не знаю. Вот честно говорю – не знаю.

В. ЛУКАШОВ: Вообще, да. Вам бы премию огромную дали, если б Вы знали. В общем, пока я делаю вывод следующий: о том, что деньги лучше хранить в рублях. А компилируя все мнения о том, что с одной стороны говорят, банковский сектор устойчивый, с другой стороны говорят, банки разорятся, - значит, делаю вывод, что лучше не рисковать и в банк деньги не нести. Еще одна проблема. (У нас буквально полторы минуты.) Итак, безработица – грозит ли она нам или нет? Олег Борисович, давайте просто по отраслям. Нефтянка будет сокращать штаты?

О. АШИХМИН: Нет.

В. ЛУКАШОВ: Не будет. Строительный бизнес, Дмитрий Иванович?

Д. ИГНАТЬЕВ: Существенно нет. Проекты какие-то будут заморожены. Я думаю, малоквалифицированный персонал, в первую голову, и в первую очередь, гастарбайтеры, возможно, да.

В. ЛУКАШОВ: Ну, сколько людей? Вы на своем предприятии, может быть?

Д. ИГНАТЬЕВ: Производство – нет. Его сложно восстанавливать потом с точки зрения привлечения людей обратно в производство. Строительные площадки неквалифицированными людьми проще наполнить. Квалифицированными очень сложно. Поэтому квалифицированные люди увольняться не будут.

В. ЛУКАШОВ: С другой стороны, читаем периодику и видим, что крупные торговые сети проводят сокращения немаленькие, металлургические комбинаты и так далее и тому подобное. Борис Юльевич, у нас буквально 40 секунд – Ваш прогноз по безработице? Не нагнетая паники.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Ясно, что квалифицированных специалистов сами компании будут держать до последнего. Но есть ситуации, когда сама компания разорится. Тогда, конечно, и квалифицированные тоже будут выгоняться. А так, в первую очередь, белые воротнички пострадают, и пострадают очень серьезно.

В. ЛУКАШОВ: Есть мнение о том, что простому человеку лучше всего в условиях кризиса сидеть спокойно, ничего не делать и голову не забивать. Это действительно так?

Д. ИГНАТЬЕВ: Я абсолютно солидарен. Вообще барахтаться в кризисе – это (кто дайвингом занимался) все равно, что против океанского течения пытаться плыть. Все равно не выплывешь – только кислород истратишь.

В. ЛУКАШОВ: Господа, у нас прямой эфир – время, к сожалению, закончилось. Все ли с этим согласны? Да или нет?

О. АШИХМИН: Да.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Да. Одно только «но» - изучать трудовой кодекс надо. Свои права знать при увольнении.

В. ЛУКАШОВ: Ага. Спасибо большое, что были гостями «Петербургского часа». Всего доброго, удачи Вам всем.

Д. ИГНАТЬЕВ: До свиданья.

О. АШИХМИН: До свиданья.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: До свиданья.


"Петербургский Час"
5 канал
28.10.2008