www.78stroy.ru  / Пресса / 2009 / Дмитрий Игнатьев: Лишь бы банкротств больше не было lskgranit.ru/ "Ленстройкомплектация" | www.6543210.ru/ "Ленстройтрест"
На главную Поиск по сайту Написать письмо
Новости
О компании
Строительство
Производство
строительных материалов
Пресса
"МастерОК"
Раскрытие информации
Темы дня
2013
 
2012
 
2011
 
2010
 
2009
 
2008
 
2007
 
2006
 
2005
 
2004
 
2003
 
2014
 
2015
 


С какой целью вы зашли на сайт ПО "Ленстройматериалы"?
Вы можете выбрать максимум 4 варианта
1. Получить информацию о руководстве компании
2. Узнать контактную информацию
3. Ознакомиться с продукцией и предоставляемыми услугами
4. Найти вакансию
5. Узнать новости



 


Привлекательный работодатель12312



2009

Дмитрий Игнатьев: Лишь бы банкротств больше не было

У вас большая долговая нагрузка?

– По сравнению с конкурентами небольшая. Даже те девелоперы, у которых долговая нагрузка вдвое превышает годовую выручку, получают позитивные оценки от аналитиков.
Они говорят, что такие компании в полном порядке. У нас же в целом по группе коэффициент составляет 0,4 от выручки. Но даже этот долг я хотел бы уменьшить.

Если говорить о долговой нагрузке на отрасль в целом, то ситуация тревожная. Объем долгов у петербургских застройщиков не уменьшился, процентные ставки выросли вдвое. Если нет продаж, для компании может наступить момент, когда она уже не сможет обслуживать свои кредиты. В такую ситуацию попал ‘Строймонтаж’. Остальные сумели договориться с банкирами, но долги–то никуда не делись.

И какой выход?

– Сегодня большинству строительных компаний хватает доходов для обслуживания долга, но не для того, чтобы уменьшать его тело. Как себя в этой ситуации должен чувствовать владелец бизнеса? Все вокруг него работают, получают зарплату, оборудование амортизируется, а над ним по–прежнему висит неоплаченный долг. Основной вопрос – когда и по какой цене восстановится спрос на земельные участки, которые и составляют основные активы строительных компаний. Если новая рыночная цена на землю будет существенно ниже цены приобретения, появится убыток. Что в таком случае делать? Всю жизнь работать на банкиров? Если даже мы представим себе, что какая–то суперприбыльная строительная компания имеет возможность понемногу уменьшать объем своего долга, этот процесс все равно займет годы.

Собственники сейчас стоят перед дилеммой: работать на банкиров, т. е. жить ‘с потока’, сильно завися от условий и возможностей заимствования, или же привлекать внешних инвесторов, взамен отдавая им часть бизнеса. Поэтому уверен, что в ближайшее время нас ждет целый ряд сделок по слияниям и поглощениям. Я надеюсь на то, что не будет громких банкротств, потому что их эхо заденет абсолютно всех. Сегодня уже никто не испытывает радости от того, что конкурент упал.

В чем главная причина того, что какие–то строители посыпались, а у кого–то еще есть ресурсы для развития бизнеса?

– Во многом это, как ни странно, вопрос везения. Благополучие девелопера зависит сейчас от того, в какой инвестиционной фазе он застал начало кризиса. Если основные проекты были завершены, деньги были на руках, то никаких проблем нет. Если же проекты были в начальной стадии, был большой земельный банк, под который были взяты кредиты, то обслуживать эту кредитную массу в новых условиях конечно же очень тяжело.

При этом чиновники и аналитики, которые считают себя крупным знатоками строительного рынка, объясняют нам теперь, что бизнес сам виноват: он много рисковал, брал много кредитов.

А реалии заключаются в том, что вся мировая бизнес–модель основывалась на огромном объеме денежной массы, которую можно было привлечь для развития новых проектов. Если кто–то отказывал себе в удовольствии взять валютный кредит на падающем долларе, то такой предприниматель немедленно оказывался в хвосте конкурентной гонки. Где же вы найдете такого консерватора? Сама психология бизнеса не позволяет вести себя таким образом.

Теперь же аналитики с умными лицами рассуждают, что они якобы давно всех предупреждали, что неправильно брать так много кредитов. Так могут говорит только те люди, которые сами ничего не делают и ничем не рискуют. И мы видим, что сегодня модель не изменилась, изменились только ставки. Никаких новых реалий не наступило.

Чиновники Смольного предлагали выкупать у петербургских строителей земельные участки. Вам такие предложения поступали?

– Нет, это заявление повисло в воздухе. Конкретных переговоров никто ни с кем не вел. Вообще Смольный за время кризиса пытался сделать и сделал много полезных вещей для стройкомплекса, но мешало давление со стороны федеральных властей, которое делало невозможными любые инициативы по поддержке местных строительных компаний. Наши власти зачастую следуют не столько логике государственного регулятора, сколько логике земельного спекулянта. Сначала говорили: покупайте землю на торгах по рыночной цене, берите кредиты, аукцион – это рынок. Потом наступает кризис, и нам предлагают продать ту же самую землю, но уже по более низкой цене.

За последний год у вас не пропало желание заниматься жилищным строительством?

– Нет, конечно. Перспективы нашего рынка за этот год не стали хуже. Так думают только люди, которые не могут преодолеть инерцию мышления. Многие уже похоронили, например, фондовый рынок и не видят, что он сейчас показывает доходность 70–80% годовых. И люди, которые имели наглость в начале этого года вложиться в российские акции, получили очень неплохую доходность. Со строительством будет то же самое.

И цены вернутся?

– Вернутся, если и власти, и общество не поймут, что для того, чтобы жилье было доступным, надо просто больше строить. И все! Точка!

Сколько нового жилья нужно такому городу, как Петербург?

– Не меньше 3 млн м2 в год. А лучше 5 млн. Я как строитель массового жилья больше других заинтересован в том, чтобы цена была низкой. Мне не нравится продавать по $2,5 тыс. за 1 м2 в панельном доме. Это $100 тыс. за однокомнатную квартиру! Мне даже трудно представить себе человека, который располагает такой суммой и готов при этом поселиться в однокомнатной квартире в спальном районе. И в чем моя выгода здесь? Чтобы мой продукт, предназначенный для массового потребления, могли позволить себе только богатые люди? Я же не предметами роскоши торгую с маржой 100%. Чем ниже цена, тем лучше!

Поверьте, я рад буду продавать по $700 за 1 м2, если при этом мне удастся сохранить маржу в 10%. Лишь бы я мог охватить как можно более широкие слои населения. Чиновникам надо не мантры петь в телевизор про доступное жилье, а заниматься чем полагается: генеральным планированием, строительством инфраструктуры, в первую очередь энергетической. Ускорением согласований – это очень важно. Мы бы строили вдвое больше, если бы хотя бы частично решили эти вопросы.
 
Кто такой Дмитрий Игнатьев

Группа ‘Ленстройматериалы’ была создана в 1992 г. Александром Аладушкиным. Дмитрий Игнатьев ( 1966 г. р.) начинал как его младший партнер.

В 1990–е гг. предприниматели занимались главным образом куплей–продажей акций. После дефолта 1998 года Аладушкин и Игнатьев решили добавить к своему финансовому блоку строительный и пищевой. Спустя несколько лет партнеры разделили бизнес: сегодня 64,5% ОАО ‘ПО ‘Ленстройматериалы’ принадлежат Дмитрию Игнатьеву (он занимает пост генерального директора), а Александр Аладушкин сосредоточился на пищевой промышленности (‘Аладушкин Групп’). ‘Ленстройматериалы’ развивают три направления бизнеса: жилищное строительство (‘Ленстройтрест’, ‘Гатчинский ССК’), производство нерудных материалов (Каменногорский комбинат нерудных материалов и др.) и силикатных изделий (Павловский завод строительных материалов), а также направление финансовых услуг (Витабанк и др.). До кризиса журнал ‘Финанс’ оценивал состояние Дмитрия Игнатьева в 3,7 млрд рублей, в рейтинги образца 2009 г. его фамилия уже не попала. Согласно официальной отчетности ОАО ‘ПО ‘Ленстройматериалы’, сумма долгосрочных финансовых вложений компании составляет 1,6 млрд рублей.


Васюков Максим
Деловой Петербург № 235
14.12.2009